Прагматичная история из 60-х: «Валенсия» нашла замену погибшему форварду прямо во время матча в его память

Футбол, ничего личного.

В сентябре 1957 года легенда “летучих мышей” Эдуардо Кубельс, в свое время ставший первым игроком “Валенсии”, приглашенным в сборную Испании, вернулся на “Месталью” из длительной поездки по Южной Америке. Там Кубельс, занимавший пост спортивного директора клуба, искал замену голландскому форварду Фасу Вилкесу, первой иностранной суперзвезде валенсийцев. В ходе бесконечных отсмотров талантливых игроков выбор Эдуардо пал на двух бразильцев, 16-летнего мальчика Эдсона Арантиса ду Насименту из “Сантоса” и опытного плеймейкера “Васко да Гама” Валтера Марсиано, поигравшего за национальную сборную с Гарринчей, Диди и Нилтоном Сантосом и бывшего на десять лет старше Эдсона. В итоге, Кубельс решил положиться на опыт второго футболиста и отмел кандидатуру ду Насименту – тем более, что “Сантос” просил за неопытного парня какую-то несусветную сумму, да и пришлось бы подождать хотя бы годик – и привез Валтера в Испанию. Через десять месяцев, уже после чемпионата мира в Швеции весь мир говорил об Эдсоне Арантисе, ставшем звездой бразильского футбола под коротким прозвищем Пеле.

С первых дней Марсиано пришлось в “Валенсии” несладко: фанаты жаждали получить в команду нового нападающего, и под их давлением (да, в те времена такое было возможно) бразилец вынужден был играть на позиции чистого форварда. В первом сезоне Валтер все же умудрился забить 13 мячей (дебютным стал гол в ворота мадридского “Реала”), во втором довел свой бомбардирский счет до 10, отдав при этом 14 (!) голевых передач, пока новый тренер клуба Педро Бумбель не отправил его на родную позицию в центр поля, где бразилец, ставший непререкаемым игроком основного состава, оказался настоящим мотором команды, пропустив всего один матч за весь сезон, в конце которого он принял испанское гражданство, надеясь сыграть за сборную страны.

Его не сломил даже серьезный конфликт с ветераном “Валенсии” и партнером по полузащите Бернардино Пересом по прозвищу Пасьегито, травившего легионера в силу опыта и несколько пренебрежительного отношения к уроженцу Бразилии, который, к тому же, получал слишком, по мнению испанца, большую зарплату. В конце сезона 34-летний Пасьегито ушел в “Леванте”. Несмотря на травмы, мучавшие Марсиано большую часть следующего года, он все же сыграл в восемнадцати играх, отметившись тремя голами и четырьмя ассистами. 10 июня 1961 года Валтер провел последнюю игру за “Валенсию”, в которой его команду уничтожила “Барселона” со счетом 2:6.

Одиннадцать дней спустя девять футболистов “мышей” собрались на ужин в честь новичка Луиса Колла, перешедшего в клуб как раз из стана сине-гранатовых. После ужина один из игроков, защитник Сократес, потребовал продолжения банкета, и уговорил Валтера, единственного, у кого была машина, прокатиться до городка Суэка, в котором жил Сократес. Бразилец отказывался, ссылаясь на жену, ждавшую его дома с новорожденным сыном, однако Луис с Сократесом все же уговорили полузащитника продолжить веселье. На 23 километре трассы “Эль Салер” Марсиано, в попытке увернуться от вылетевшей на встречную полосу машины, врезался в грузовик, перевозивший прохладительные напитки. Кабриолет Валтера получил сильные повреждения. Колл и Сократес отделались небольшими травмами, но ранения Марсиано оказались смертельными.

Испания была шокирована смертью атакующего полузащитника, о котором, к тому же, ходили упорные слухи: говорили, что “Барселона”, давно державшая бразильца на карандаше, была готова сделать “Валенсии” конкретное предложение по игроку, ценившемуся за скорость, дриблинг, который в прессе называли “электрическим”, точные удары с обеих ног, отличное видение поля и способностью вести команду за собой. “Mundo Deportivo” через два дня после смерти Валтера рассуждала о том, какую пару в атаке могли бы составить великолепный венгр Шандор Кочиш и Марсиано, который должен был бы действовать в роли подыгрывающего. Руководство “Валенсии”, не переставая принимать соболезнования, напряженно работало над поиском равноценной замены Валтеру, причем изначально предполагалось, что это должен быть уроженец Южной Америки, предпочтительно Бразилии.

1 июля на “Месталье” прошел матч в память о Марсиано, весь доход от которого пошел вдове и детям погибшего футболиста. В качестве гостей был (далеко неслучайно) выбран бразильский “Флуминенсе”. Во-первых, команда и так находилась в европейском турне и не должна была пересекать полмира, чтобы сыграть с “Валенсией. Во-вторых, руководители “летучих мышей” хотели вживую посмотреть на “девятку” заокеанских гостей, 26-летнего форварда Валдо Машада да Силву, о котором уже не первый год взахлеб говорили скауты, шерстившие чемпионаты штатов Бразилии. За семь сезонов в стане “Большого Флу” нападающий успел наколотить невероятные 319 голов (учитывая, как это принято в бразильской статистике, товарищеские матчи), отличаясь высокой скоростью во время рывков, оставлявших позади защиту соперников и мощными ударами с дальней дистанции. На “Месталье” Валдо не оставил никаких вопросов у валенсийского руководства, сделав дубль, причем оба мяча он забил, демонстрируя удивительное индивидуальное мастерство и сорвал настоящие овации собравшихся на стадионе 30 тысяч зрителей. Матч завершился победой гостей со счетом 3:2, а Валдо прямо в раздевалке получил приглашение на серьезный разговор. Тем же вечером “Валенсия” получила устное согласие форварда на переход, после чего президент “мышей” Хулио де Мигель отправил в Бразилию многолетнего члена тренерского штаба клуба Висенте Переса, который должен был убедить руководителей “Флу” расстаться со своей главной звездой. Одним из главных рычагов давления на президента “Флуминенсе” стал, как ни странно, главный тренер команды Зезе Морейра, убеждавший всех и каждого, что “парень должен использовать свой шанс, а мешать ему в этом – преступление”. Форвард покинул команду в ранге лучшего бомбардира в ее истории (этот результат с тех пор так и остался непокоренным) и переехал в Испанию, где в первом же своем сезоне за “Валенсию” стал настоящей суперзвездой.

В ноябре 1961 года “Валенсия” вновь играла с “Барселоной”, и вновь итоговый счет матча был 6:2, однако на этот раз победу праздновали “летучие мыши”, а новичок команды Валдо оформил покер, сыграв одну из лучших игр в своей жизни. Всего в первом сезоне за новый клуб бразилец забил 14 голов в чемпионате и 9 в Кубке Ярмарок (европейский турнир, переросший впоследствии в Кубок УЕФА), и помог “Валенсии” завоевать первый в ее истории международный трофей.

“Третий W” команды, как называли бразильца в прессе (первым был Вилкес (Wilkes), а вторым – Валтер (Walter)), выступал за “мышей” в течение девяти сезонов, наколотив в общей сложности 160 голов и завоевав два Кубка Ярмарок и Кубок Испании. В 1967-м Валдо, которому тогда уже стукнуло 33, стал лучшим бомбардиром Ла Лиги с 24 забитыми мячами, хотя “Валенсия” при этом стала только шестой. После завершения карьеры Валдо остался в Испании, и до конца своих дней жил в Валенсии.

В одном из последних интервью он рассказывал: “Конечно, я знал, какое печальное стечение обстоятельств привело меня в Испанию. Тогда на “Месталье” мы вышли на поле с траурными повязками, а когда я уже переехал в “Валенсию”, мы несколько раз общались с вдовой Валтера. С ним мы не были знакомы лично, но я слышал, каким талантливым футболистом он был и уверен, что, если бы не та катастрофа, он радовал бы болельщиков “Валенсии” еще много лет”.