Оказывается, самый первый матч в истории чемпионатов Европы по футболу до сих пор остается самым результативным

Франция с Югославией дали жару.

Первый чемпионат Европы, который назывался тогда Кубком Европейских наций, проходил во Франции и мог похвастаться лишь четырьмя участниками: через горнило квалификации, в которую отважно бросились аж 17 сборных (отказались от участия, к примеру, немцы, англичане, итальянцы, шведы, посчитавшие новый турнир несерьезным) прошли Югославия, СССР и Чехословакия. Три восточноевропейские команды, оказавшиеся в финальной части Евро, как бы намекали, в какой части континента футбол тогда был посильнее, тем более, что французы, на правах хозяев соревнования, ни в каком отборе не участвовали. Сам скромный четырехматчевый турнир проходил на двух стадионах, парижском “Парк де Пренс” (первый полуфинал и финал) и марсельском “Велодроме” (второй полуфинал и матч за третье место). Полуфиналы игрались 6 июля с разницей в полтора часа, и открывали состязание югославы с французами.

По вполне понятным даже сейчас причинам, у бронзовых призеров чемпионата мира перед матчем с балканцами было неоспоримое преимущество: помогающие, как это принято считать, родные стены, отсутствие необходимости в акклиматизации и прочее. Однако семьдесят лет назад все было еще сложнее, чем можно себе представить. Футболисты сборной Югославии провели в поездах 28 (!) часов, прежде чем добраться до Парижа и обнаружить, что организаторы, окончательно запутавшись в железнодорожном расписании, не предоставили гостям не только транспорта, но даже встречающих. Гостиница, где должны были разместиться игроки, находилась примерно в километре от вокзала, так что прохожие могли вволю полюбоваться на вереницу спортсменов с чемоданами, упорно старавшихся не замечать соблазнов капиталистического мира, и шагавших по направлению к своему отелю. Правда, силы воли югославам хватило ненадолго, а надзор за ними был куда слабее, чем за теми же советскими футболистами, так что вскоре Плави оккупировали многочисленные заведения на Елисейских полях, а завершили свой вечер в самом “Мулен Руж”. Акклиматизация команды, которой руководил триумвират проверенных и идеологически крепких товарищей Ловрича, Николича и Тирнанича (на деле главным из них был как раз Александар Тирнанич, автор первого мяча Югославии на чемпионатах мира в далеком 1930-м) прошла успешно.

Тем временем перед французами и их главным тренером Альбером Баттё, одним из самых успешных тренеров в истории Франции с восемью чемпионскими титулами, тренировавшим великий “Реймс” 50-х и не менее великий “Сент-Этьен” 60-х, стояли сложности другого рода. Сборная Франции попросту испытывала серьезнейшие проблемы с составом, а отсутствие необходимости проходить квалификацию лишь усугубило ситуацию – вызываемые в состав новички просто не могли сыграться друг с другом. Из звездного нападения, блиставшего на ЧМ-1958, в распоряжении Баттё был только быстрый вингер “Реймса” Жан Венсан. Жюст Фонтен, забивший на мировом первенстве 13 голов в шести матчах – это, между прочим, до сих пор никем не побитый рекорд – сломал ногу (великий форвард был подвержен травмам, из-за чего завершил карьеру в 28 лет), обладатель “Золотого мяча” и легендарная “семерка” мадридского “Реала” Раймон Копа страдал от мышечной травмы, а Роже Пьянтони, становившийся лучшим бомбардиром чемпионата Франции дважды с разницей в 10 лет, со своим поврежденным коленом и вовсе выбыл из строя на год. Кроме того, тренер мог рассчитывать только на двух вратарей: Жорж Ламья из “Ниццы” провел за сборную пять неполных матчей и в одном из них пропустил четыре мяча от Австрии, а Жан Тайандье и вовсе еще не надевал футболку национальной команды. В итоге, Баттё остановил свой вполне очевидный выбор на Жорже, и, как показало время, сильно ошибся. В качестве подготовки к полуфиналу французская футбольная ассоциация почему-то решила провести матч между сборной и провинциальным любительским “Бове Оз” (до сих пор прозябающем в четвертом французском дивизионе), и за три дня до игры с югославами Франция разнесла своего более, чем скромного, соперника с сюарреалистичным счетом 17:1. Чем подобное избиение помогло игрокам и тренерскому штабу Les Bleus, остается загадкой.

На заполненном едва наполовину “Парк де Пренс” собралось немногим больше 25 тысяч зрителей (где вы, многотысячные толпы на восточноевропейских стадионах?), однако французские болельщики поддерживали свою команду весьма громко и эмоционально. К 12-й минуте сборные успели обменяться голами: на мяч неудержимого 22-летнего форварда “Партизана” Милана Галича, мощным выстрелом пробившего мимо зазевавшегося Ламья, своим красивым голом ответил Венсан, пытавшийся навесить на Марьяна Висньески (форварда “Ланса” польского происхождения), но вместо этого вонзившего мяч по невероятной траектории в сетку ворот.

Игра, которую впоследствии назовут самой зрелищной на Кубке Европейских наций образца 1960 года, набирала обороты, атаки следовали за атаками, но лишь за две минуты до конца первого тайма одна из них увенчалась голом. Капитан французов, игравший за парижский “Расинг” Франсуа Этт, подобрал мяч, отбитый было югославскими защитниками на линии штрафной, и пробил мимо вратаря “Партизана” Милутина Шошкича, вообще-то отличного голкипера с великолепными реакцией и прыгучестью, за которые он получил прозвище “Кот”. На перерыв команды уходили при минимальном преимуществе хозяев поля, и все говорило за то, что французы сумеют додавить соперника во второй сорокапятиминутке.

Эта уверенность лишь подкрепилась через восемь минут после возобновления встречи, когда Этт ворвался в штрафную с фланга, нашел точным пасом Висньески, а тот неотразимо переправил мяч в ворота. Однако Югославия легко сдаваться не собиралась. Всего через две минуты полузащитник “Хайдука” из Сплита Анте Жанетич сократил отставание в счете, пробив между Ламья и штангой с очень острого угла (ошибка вратаря номер два). Французы тут же ответили очередным мячом Этта, который настолько удивился, оставшись совершенно один перед воротами после паса вразрез в исполнении Люсьена Мюллера (поигравшего впоследствии и за “Реал”, и за “Барселону”), что медлил несколько миллисекунд, прежде чем забить свой второй гол. Венсан в это время орал: “Забивай!”, а Шошкич и его защитники застыли, ожидая свистка бельгийца Гастона Грандайна, который должен был возвестить об офсайде.

Свистка так и не последовало, а видео со спорным моментом таинственным образом исчезло из архива УЕФА. Когда ты играешь против бронзовых призеров чемпионата мира на их домашнем стадионе, а счет к 75-й минуте 4:2 не в твою пользу, крайне сложно поверить, что можно перевернуть ход матча. Югославам это удалось, и за четыре минуты они сделали один из самых невероятных камбэков в истории всех чемпионатов Европы.

Для начала нападающий “Бораца” Томислав Кнез, получив мяч после длиннейшего навеса, пробил по воротам, после чего снаряд отскочил в сетку от руки Ламья. Всего три минуты спустя Костич накрутил двух защитников, отдал пас практически на линию ворот прямо под носом у французского голкипера, и мощный нападающий загребского “Динамо” Дражан Еркович (в будущем первый тренер сборной Хорватии) буквально внес мяч в ворота, сравняв счет. Несмотря на протесты французов, игру рукой Грандайн фиксировать отказался – и был совершенно прав. А еще через минуту четвертая (!) результативная ошибка Ламья позволила югославам выйти вперед впервые в этом потрясающем матче: вратарь не сумел удержать мяч после откровенно слабого удара Кнеза, и подскочивший Еркович вывел свою сборную в финал Кубка Европейских наций-1960. При счете 5:4, первая в истории игра финального турнира Евро до сих пор остается самой результативной.

Неудивительно, что после матча французская пресса обрушилась прежде всего на Жоржа Ламья, действительно сыгравшего на удивление плохо. Журналисты не стеснялись в выражениях: “Ламья убил сборную Франции”, “его самой большой ошибкой было просто быть на поле”, а Люсьен Мюллер много позже сказал, что в последние 20 минут матча его вратарь, кажется, просто сошел с ума. Матч с Югославией стал одним из самых разочаровывающих в истории французской сборной, и во время игры за третье место горстка собравшихся болельщиков скандировала оскорбительные лозунги в адрес футболистов и их тренера, требуя возврата денег за билеты. К слову, и эту встречу французы проиграли, на этот раз разгромленной советской командой сборной Чехословакии. Баттё, как ни странно, оставался на посту тренера еще два года, а сборная Франции вступила в самый малоприятный период в своей истории: до 1982-го Les Bleus всего дважды попали на ЧМ, вылетев на групповой стадии, и ни разу не сыграли на Евро.

Югославы подтвердили свое негласное прозвище, в очередной раз проиграв в финале международного турнира (до этого Плави завоевали три (!) серебра на Олимпиадах), правда, в том же году им, наконец, покорилось золото в Италии. Ну, а сборная СССР завоевала первый в истории Кубок Европы – благодаря голам Метревели с Понедельником и великолепной игре Льва Яшина. Впрочем, это совсем другая, хоть и славная, история.