Венгерский шторм 1929-го: “Фроди” против сильнейшей команды мира

Главный матч в южноамериканском турне “Ференцвароша”.

Есть два тезиса, которые знатоки сочтут незыблемыми постулатами, высеченными на скрижалях футбольной истории ХХ века. Первый из них – неоспоримое превосходство над остальными командами уругвайской национальной сборной на стыке 20-х и 30-х, о чем свидетельствуют два комплекта золотых медалей Олимпиад образца 1924 и 1928, а также первый в истории титул чемпионов мира. Второй – о несомненном влиянии венгерского футбола на сборную Бразилии, когда великий Бела Гуттманн (два Кубка чемпионов с “Бенфикой”), бежавший из Венгрии после восстания 1956 года вместе с “Гонведом”, где играл Ференц Пушкаш, осел в Сан-Паулу, привил основы атакующей схемы 4-2-4 местным игрокам, после чего бразильцы выиграли два чемпионата мира подряд. Но мало кто помнит о венграх, за три десятка лет до того поразивших южноамериканцев своим “дунайским футболом”, порождением тактического гения тренеров Джимми Хогана и Хуго Майсля. Что ж, пришло время исправить эту несправедливость.

Европейские клубы нередко посещали Южную Америку с большими турне, играя с местными национальными командами, клубами, сборными штатов и прочими объединениями футбольных звезд. В 1929-м в подобную поездку отправился будапештский “Ференцварош”, в расписании которого значилось целых четырнадцать матчей, которые проходили в течение полутора летних месяцев в Бразилии, Уругвае и Аргентине. Венгерский клуб был грозной силой в своей стране, завоевав три чемпионства за предшествовавшие турне четыре года, а также грохнув венский “Рапид” с общим счетом 10:6 в двухматчевовом финале Кубка Митропы (предтечи Кубка чемпионов для клубов из Центральной Европы). Стартовав из столицы Венгрии 6 июня, футболисты “Фроди” во главе с тренером Иштваном Тотом, бывшим форвардом клуба (14 лет и полторы сотни голов в его составе), отправились в Бразилию транзитом через Геную.

Этот долгий путь включал в себя десятидневное плавание через Атлантику, причем Тот настоял на ежедневных изнурительных тренировках в корабельном тренажерном зале, под который спешно переоборудовали одно из помещений в трюме. После прибытия в Сан-Паулу венграм благосклонно дали несколько дней на акклиматизацию, после чего они сыграли свой первый матч на южноамериканском континенте, обыграв сборную штата 2:1 на глазах у 50000 зрителей. Затем последовали ничьи с клубом “Америка” (1:1) и сборной штата Рио (3:3), причем в последнем матче “Фроди” вели со счетом 3:0, но начавшийся проливной дождь и крайне спорные решения судьи Альфонсо де Кастро позволили хозяевам поля сравнять счет.

Первое поражение “Ференцварош” потерпел от сборной Бразилии, обыгравшей европейских гостей со счетом 2:0, причем большую часть матча “зелено-белые” играли вдесятером: с поля был удален легендарный нападающий и будущий капитан национальной сборной Геза Тольди, впоследствии ставший трехкратным чемпионом Дании во главе “Орхуса”. Затем последовал еще более болезненный проигрыш, когда клуб “Палестра Италия” (будущий “Палмейрас”) втоптал самый популярный клуб Венгрии в газон стадиона “Парк Антарктика” со счетом 5:2. Сыгравшие пять непростых матчей за 16 дней, уставшие от непривычных климата и еды венгры отправились в Уругвай, проделав путь в две тысячи километров – очень выматывающая дорога по тем временам.

Прибытие венгерского клуба в Монтевидео было обставлено с большой помпой: газеты взахлеб писали о “лучшей команде Центральной Европы”, тысячи мигрантов из Австрии, Венгрии, Италии встречали футболистов в порту под предводительством господина консула, а на торжественном приеме в честь игроков президент страны Хуан Кампистеги пообещал присутствовать на матче со сборной Уругвая – и сдержал свое слово, даже выполнив символический первый удар по мячу.

21 июля стадион “Парк Сентраль” был переполнен, и местные болельщики были уверены в победе своих любимцев над венгерским клубом, тем более, что уругвайская сборная не понаслышке знала силу европейских соперников и противостояла им более, чем успешно. На Олимпиаде-1924 “селесте” укатали югославов, французов, голландцев и швейцарцев с общим счетом 15:2, а четыре года спустя одолели тех же голландцев, немцев и итальянцев (9:3). Больших проблем от “Ференцвароша” местные футболисты, возглавляемые бывшим футболистом “Насьоналя” 30-летним (!) Альберто Суппичи по прозвищу “Профессор”, не ожидали. Как оказалось, зря. Витиеватый, полный пафоса отчет о матче венгерской газеты “Nemzeti Sport” настолько прекрасен, что нельзя не привести отрывок из этого журналистского кошмарного славословия: “Все нервы натянуты, глаза не отрываются от мяча. Раздается свисток, и убийственная, штормовая, неудержимая атака венгров приходит в движение. Подобное давление невозможно сдержать. Сокрушительный натиск длится двадцать пять минут, и поражает местных зрителей, увенчавшись тремя безответными забитыми голами. Уругвайская публика не в силах поверить в подобное чудо, а чувство незабываемого счастья стискивает грудь всех венгров”.

Переводя это все на человеческий язык, стоит отметить, что атака “Ференцвароша” действительно была неудержима в первой половине матча. Уже на восьмой минуте вратарь клуба “Рампла Хуниорс” Энрике Бальестерос, в скором времени в качестве основного голкипера сборной Уругвая ставший чемпионом мира, не справился с ударом механика таксопарка Йожефа Такача (футбол в Венгрии все еще был любительским, и игроки были вынуждены работать на “гражданских” работах, чтобы прокормить себя и свои семьи), пятикратно лучшего бомбардира чемпионата Венгрии со невероятным средним голевым ратио за всю карьеру 1.01 (360 голов в 355 матчах чемпионата). Всего десять минут спустя Бальестероса огорчил тезка Такача, Тураи, один из столпов сборной Венгрии 30-х, будущий серебряный призер ЧМ-1938, а еще через несколько минут он же оформил дубль, доведя счет до разгромного. Автором голевой передачи стал Мартон Букови, в будущем один из главных венгерских тренеров ХХ века (10 чемпионских титулов в четырех странах), тактические наработки которого взял Густав Шебеш при строительстве знаменитой “Золотой команды” – непобедимой сборной Венгрии первой половины 50-х.

После третьего забитого мяча “Ференцварош” начал сдавать. Футбол того времени практически не предполагал медленно развивающихся позиционных атак и продолжительной борьбы в центре поля, игра шла от ворот до ворот, быстрые атаки сменяли одна другую и футболисты без передышки носились по газону, часто падая от усталости еще до финального свистка. Таким образом, результаты многих противостояний нередко зависели от физической подготовки игроков, и уругвайцы едва не совершили камбэк силами Эктора Скароне, абсолютно культовой фигуры в истории местного футбола, бывшего лучшим бомбардиром сборной с 31 забитым мячом на протяжении 80 лет, пока его не превзошел Диего Форлан (которого, в свою очередь, побил Луис Суарес), оформившего дубль на последних минутах матча. Впрочем, этого не хватило, чтобы переломить ход матча, и “Фроди” одержали сенсационную победу со счетом 3:2. К слову, Скароне, игрок “Насьоналя”, за три года до противостояния с командой Иштвана Тота успел съездить в Европу, где играл полгода за “Барселону”, забил 9 мячей в 18 играх, и отбыл назад в Уругвай, сославшись на невыносимую тоску по родине. Впрочем, эта самая тоска не помешала ему, уже в статусе чемпиона мира, сгонять в Италию, поиграть за “Интер” и “Палермо”, а в начале 50-х и вовсе стать тренером мадридского “Реала” – правда, непоследливый форвард не задерживался надолго ни в одной из своих команд, за исключением “Насьоналя”, в котором поставил рекорд высшей лиги Уругвая, выйдя на поле в 53 года, через полтора десятка лет после завершения карьеры.

Венгры продолжили свое турне, одержав крупную победу над сборной клубов из Монтевидео (4:1), но затем Профессор, потребоваший реванша, провел работу над ошибками, поставив в состав уругвайской команды Педро Петроне и Эктора Кастро (каждый забил по голу), после чего “селесте” разгромили “зелено-белых” 3:0. Затем последовали матчи против сборной Аргентины, “Расинга”, “Пеньяроля” и великолепная по накалу игра с “Ривер Плейтом”, завершившаяся победой венгров со счетом 4:3.

Дубль в той встрече на свой счет записал венгерский “Футболист года”-1927 Вильмош Кохут, с мощнейшим ударом, за который его прозвали “Пушкой”, будущий двухкратный обладатель Кубка Франции в составе марсельского “Олимпика”. Помимо Кохута с Тураем, забитым мячом в ворота “Ривера” отметился 33-летний Изидор Ражо, урожденный Мор Розенштейн, который вскоре завершил карьеру, тихо и мирно жил в родном Будапеште, пока страну не захватили нацисты. Изидор Ражо вместе с тысячами других венгерских евреев попал в гетто и в 1944-м был отправлен в один из концлагерей смерти.

Невероятно важная победа над сборной Уругвая по-прежнему остается одной из главных побед в истории “Ференцвароша”, так что неудивительно, что к ней пытались “примазаться” люди, практически с ней не связанные. Самым ярким образчиком такого поведения, достойного Крошки Цахеса, был Эмерих (Эмерико) Хиршль, венгерский еврей, родившийся в Будапеште в один год с Белой Гуттманном, правда, в отличие от своего великого коллеги, с которым он даже делил раздевалку в течение пары месяцев в “Нью-Йорк А-Коах”, пошедший несколько другим путем. Хиршль, перебравшийся в Южную Америку в конце 1929 года в качестве помощника тренера “Палестра Италия”, во всеуслышание заявлял, что играл в “Ференцвароше” во время его знаменитого турне, заработав неплохие дивиденды для собственной репутации. На самом деле, Эмерико, хоть и прибывший на континет Анд и Амазонки вместе с венгерской командой, ни в одном из четырнадцати матчей на поле не появлялся. Причина была проста: он числился в “Фроди”… массажистом! Несмотря на это явное преувеличение, карьеру Хиршль сделал неплохую, став первым тренером-иностранцем в истории Аргентины и взяв два чемпионских титула с “Ривер Плейт” и еще два – с уругвайским “Пеньяролем”.

Незабываемое турне “Ференцвароша”, главным событием которого стала победа над сборной Уругвая,  оказало немалое влияние на местный футбол. Один из аргентинских журналистов того времени писал, что венгры не были “умело-холодными, как англичане и импульсивными, как испанцы”, а напротив, играли в “понятный для нас и качественный футбол. Другой утверждал, что “Фроди” заслужили аплодисменты местных фанатов “за качество игры, какого много лет не видели на аргентинских газонах”. Как бы то ни было, венгерский клуб действительно заслуживает звание первого, показавшего южноамериканским любителям футбола великолепный образчик той игры, в которую спустя три десятилетия заиграла сборная Бразилии с великими Пеле и Гарринчей.